Психолог-психоаналитик в Санкт-Петербурге

8 (921) 376-18-25

Впечатления о 13-ой Международной конференции по Групповому Анализу "Любовь и агрессия в группе и к группе"

03 июня 2017 г.
Впечатления о 13-ой Международной конференции по Групповому Анализу. Любовь и агрессия в группе и к группе

Мысли, разбуженные конференцией на дают покоя.

В продолжении темы "Ролевого анализа", в книге Ханни Биран "The Courage of Simplicity, essential ideas in the work of W.R. Bion" (Смелость простоты, основные идеи работ У.Р. Биона) в главе 2 "Избранный факт" набрел на кусочек, на мой взгляд очень хорошо представленный самой Ханни Биран на нашей 13-ой конференции. Так одними из вопросов к представляющему свою историю участнику были: "Выскажите одним предложением, или расскажите историю, которая повторялась бы снова и снова в вашей семье" и "Какова была ваша неофициальная роль / задача в вашей семье? (быть хорошим, мятежным, испорченным и т.д.)". Представлю отрывок из главы ее книги, очень хорошо, как мне кажется, "ложащийся" в связи с этим на ум, и заставляющий задуматься. Участники конференции, возможно, поймут о чем я. Он может быть и не очень в тему, но в нем определенно, что-то есть.

"...Работая над смыслом избранного факта, мне пришло в голову, что избранный факт может появиться во многих семьях в виде мифа, передающегося от одного поколения к другому. Избранным фактом является мантра, или семейный миф, на котором воспитывается ребенок: ключевая фраза или предложение повторяются снова и снова в разных формах. Я решила назвать это деструктивным или искажающим избранным фактом. Он занимает место в основной структуре мышления семьи. Роль психоаналитика заключается в замене искажающей мантры другой ключевой фразой, которая является утешительной и способствующей росту. <….>
Пациентка, выросшая в восточноевропейской культуре, рассказывает о своем рождении. Ее мать описывается как красивая женщина, которая родила прекрасную дочь, была довольна своей дочерью и решила, что этого достаточно: она не хотела больше детей.
Когда девушке было пятнадцать лет, мать начала чувствовать, что она стареет и теряет свою красоту. Ее друзья сказали ей, что если она снова забеременеет, беременность омолодит ее. Мать забеременела, чтобы сохранить свою молодость, и родила близнецов, сына и дочь. Дочь - моя пациентка. Через несколько месяцев после родов мать заразилась атрофирующим ревматизмом и была обречена страдать до конца своей жизни. Этот миф о рождении часто рассказывали в семье и он лежал в основе мышления семьи. Мать фактически знала, что она была носителем этой болезни. Это заставляет подозревать, что она больше боялась детей, опасаясь, что беременность ускорит появление болезни, а не потому, что она не хотела больше детей. Пациентка выросла с мифом о том, что целью ее прибытия в мир было сохранение молодости ее матери, а также миф о том, что ее приход в мир вызвал болезнь ее матери. Я использую термин «миф», потому что невозможно отличить истину от легенды в этих историях. Важно то, как им говорят.
Эти болезненные факты, описанные таким образом, создали большую эмоциональную отрешенность между матерью и ее детьми-близнецами. Эта отрешенность также вызвала серьезный траур, когда недавно внезапно умерла мать. Траур пробудил всю скорбь по упущенным возможностям. Напротив, старшая дочь была очень близка к матери, или, как выразилась пациентка, «они были как лучшие друзья».
Это трагический и болезненный миф, вызывающий чувство вины с самого начала жизни. Это становится ключевой идеей, которая может угнетать всю жизнь человека и висеть как темное облако над его головой. Такая идея должна претерпеть трансформацию через аналитическую работу, позволяющую возродиться, работая через трагедию и восстанавливая право перемещаться в мире, не чувствуя себя разрушительной. Это должно быть достигнуто путем создания новой ключевой идеи, позволяющей радоваться жизни. Новый избранный факт - это освободительное путешествие, целью которого является различие между болезнью матери и правом пациентки на рождение и, кроме того, чтобы пациентка могла обнаружить и не бояться собственного материнства."

В продолжении размышлений, приведу отрывок из статьи Ханни Биран "Организационный Ролевой Анализ: использование бинокулярного видения Биона"

В своей книге «Опыт в группах» Бион (1961, стр. 8) пишет:
Психоаналитический подход, направленный на индивидуума и психоаналитический подход направленный на группу имеют дело с различными аспектами одних и тех же явлений. Эти два метода обеспечивают практикующему рудиментарное бинокулярное видение. Наблюдения, как правило, делятся на две категории ... при обследовании одним методом, в центре эдипова ситуация ... и, когда они рассматриваются другим, следует сосредоточиться на сфинксе, [курсив мой]
Моя цель в этой главе - разработать концепцию бинокулярного видения и использовать ее некоторые приложения для Организационного Ролевого Анализа (ORA). Я последую за Гордоном Лоуренсом, подчеркивая важность Сфинкса для анализа организаций во времена постмодерна (Lawrence, 1999).
Лоуренс (2003) рассматривает борьбу между эгоцентрическими (нарциссическими) импульсами и социально-центрическими импульсами (социализм), что является дилеммой каждого человека. Лоуренс применяет эти понятия к пониманию уровня мышления в области социальных систем.
Учитывая концепции Биона и Лоуренса, я пытаюсь интегрировать важные аспекты бинокулярного видения в Таблице 1.
Глядя на эту таблицу, мы чувствуем постоянное движение - иногда парадоксальное, а иногда и невозможное - между двумя противоположными полюсами. Это полюса, которые одновременно хотят сражаться друг с другом и объединяться друг с другом.
Бион хотел подчеркнуть, что в качестве психоаналитиков или консультантов мы не можем рассматривать полностью и одновременно обе стороны таблицы. Когда консультант приближается к человеку, он дистанцируется от организации; сосредотачиваясь на организации, индивидуум подвергается маргинализации. Это постоянное движение. Когда человек находится в центре внимания исследования, мы работаем с метафорой Эдипа; когда организация, общество или группа находятся в центре внимания исследования, мы работаем с метафорой Сфинкса.
В исследовании Эдипа мы имеем дело с историей жизни человека. Это биография с началом, серединой и концом. Это мир, который является конечным. В таком исследовании сексуальные инстинкты будут в центре внимания, а также Эдипов конфликт, кровосмешение, построение индивидуальности, построение идентичности и объектных отношений. Основными ссылками будут L (любовь) и H (ненависть) (Bion, 1962).
Когда Сфинкс находится в центре внимания исследования, мы достигаем загадки, которая проистекает из социального бессознательного. Корни загадки находятся в транс-индивидуальном мире, мире тайны и судьбы, больших сил, которые находятся вне контроля личности. Сфинкс - это метафора мира потрясений и преобразований. Сфинкс нарушает мир, и поэтому он является метафорой для общества в беде. Сфинкс связан с коллективным наказанием, чумой, войной, стихийными бедствиями, несчастными случаями и террором.
Таблица 1. Бинокулярное видение.
Эго-ориентированное -- социально-ориентированное
Нарциссизм -- социал-изм
Эдип -- Сфинкс
Прошлое -- Будущее
Конечное -- Бесконечное
Истеблишмент -- Мистик
Ps (параноидно-шизоидный) <-> D (депрессивный)
Доминирующей ссылкой здесь является К (знание). К-связь представляет бесконечный поиск смысла и расшифровки (Bion, 1962).



-----
Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Введите код с картинки:
* — Поля, обязательные для заполнения