Психолог-психоаналитик в Санкт-Петербурге

8 (921) 376-18-25

Метапсихология Кристофера Болласа. Введение

22.09.2017

Небольшой кусочек из главы "Введение" в книгу "Метапсихология Кристофера Болласа. Введение"

Перевод Вячеслава Юшина

Кристофер Боллас. Метапсихология

Боллас вырос в Калифорнии. Он изучал историю в Беркли, а затем в 1967 году начал свою клиническую карьеру, работая в течение двух лет в дневном центре для аутичных и шизофренических детей в Окленде. Основное теоретическое влияние там оказывали Анна Фрейд, Бруно Беттельгейм и Маргарет Малер, но в своих попытках понять детей с серьезными нарушениями, с которыми ему пришлось столкнуться, Боллас уже начал тяготеть к влиянию британского психоанализа и работ таких писателей, как Кляйн, Винникотт и Тастин.

Во время учебы на PhD по английской литературе в Университете Буффало он продолжил свое обучение психоаналитической психотерапии для немедицинских аспирантов. Затем он получил квалификацию по социальной работе в Колледже Смита и обучался эго-психологии во время своего пребывания в больнице Бет-Исраэль в Бостоне.

В 1973 году он переехал в Лондон, где учился и работал в клинике Тависток, как в отделении для взрослых, где, в частности, на него оказывали влияние группы "независимых" и бионианских аналитиков, а также в детском и подростковом отделении, где он учился у Френсиса Тастина, Дональда Мельтцера и Марты Харрис. В то же время он обучался в Институте психоанализа, проводил классические фрейдистские, "независимые" и кляйнианские семинары. Там же он получал супервизию у Паулы Хайманн, Мэрион Милнер, Клиффорда Йорка и Эрика Бренмана.

В этот период он также заинтересовался французским психоанализом, работая с Ж.-Б. Понталисом и Андре Грином. В течение 20 лет он был приглашенным профессором психоанализа в Римском университете, где каждые два месяца читал лекции, и более 30 лет проводил семинары с группами психоаналитиков в Швеции, Германии и США. Он был одним из основателей Европейской Исследовательской Группы Бессознательного Мышления.

Для многих, читавших некоторые работы Болласа знакомы, например, такие его концепции как "непомысленное знание" и трансформационный объект. Для людей с определенным складом ума его идеи сразу же становятся привлекательными. Он занимается творчеством, эстетическим опытом, уникальностью человеческого характера ... довольно заманчивыми, хорошо прочувствованными идеями. Но то, что трудно оценить без более тщательного прочтения его работ, - это интеллектуальная строгость и внутренняя согласованность его мышления, которая объединяет теорию и технику, норму и патологию и предлагает уникальное исследование сложной взаимосвязи между приватным, внутренним, субъективным опытом и миром внешних объектов.

Во многих смыслах вклад Болласа прочно входит в британскую независимую традицию, расширяя темы, которые разрабатывают независимые аналитики с первых дней психоанализа в Великобритании. На его мышление влияют также Кохут, Бион и Лакан, и, что очень важно, новаторские теории Винникотта о взаимоотношениях между младенцем и матерью и его концепция умственной "промежуточной области" - арена творчества и воображения.

Однако, в первую очередь работа Болласа основана на глубоком прочтении Фрейда. В различных важных аспектах, он подхватывает идеи, бывшие частью интуитивного видения Фрейда, которые, отчасти из-за ограничений своей личности, сам Фрейд не в полной мере признавал или исследовал.

Во всех своих работах Боллас также ссылается на многочисленных около-психоаналитических авторов, оказавших на него влияние, среди которых Башляр, Барт, Мелвилл, Камю, Ионеско, Хайдеггер, Деррида, Малер, Кант и Виллем де Кунинг.

<…>

Стиль письма Болласа очень личный и характерный. В ранних книгах особенно чувствуется академическое наследие его прежней жизни. Он пишет плотно, часто ссылаясь на литературу и философию, и его аргументация иногда может казаться сложной. Тем не менее, сильно насыщенные места конденсированной мысли, как правило, чередуются с анекдотами из его жизни или другими примерами из повседневности, создавая баланс между изысканными абстрактными понятиями и обычным человеческим опытом и позволяя прикладывающему усилия понимания читателю вновь очутится в знакомом мире. Время от времени мы сталкиваемся с интригующим явлением: его сочинение воплощает то, что он описывает. Когда его высказывания завладевают нашим вниманием, мы не просто приобретаем интеллектуальные идеи; мы оказываемся переживающими что-то из нашего собственного внутреннего мира.

Язык Болласа сам по себе может быть идиосинкразическим. Он может использовать обычное слово необычным образом - "процессуальный" относится к процессу, а не к процессии - и если он не может найти подходящее слово для того, что он хочет выразить, он с радостью придумает новое. Такие термины, как "призрачная личность", "норматичная болезнь" и "интерформальность", являются свидетельством инновационного творчества его мышления, и эти неологизмы часто представляют собой наиболее творческое толкование им концептуальных границ.

Для Болласа психоанализ - это не башня из слоновой кости. Хотя временами его концепции могут казаться изысканными, его мышление связано с пережитым опытом. Помимо создания континуума между нормальной человеческой субъективностью и различными проявлениями психопатологии, он распространяет язык психоанализа на многие аспекты общества и культуры. Он предлагает всеобъемлющую модель строения и функционирования психики, а также облекает в слова сильно впечатлившие его мелочи жизни: обрывок мысли, ускользающий из памяти фрагмент собственного опыта. Боллас дает нам возможность подумать о том, что творится у нас в голове, но он никогда не теряет из виду то, что в конечном итоге остается невысказанным и недоступным для себя самого.

Перевод Вячеслава Юшина

Перевод на русский язык книги Сары Нетлтон "Метапсихология Кристофера Болласа: Введение". О возможности и способах получения перевода пишите в ЛС на фейсбуке Юшин Вячеслав. Только для личного использования.



Просмотров: 948
Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Введите код с картинки:
* — Поля, обязательные для заполнения